От порога за горизонт

Всем нам необходима дружеская беседа. Но не всегда есть возможность даже созвониться.
Читая эту книгу, будто беседуешь с давним другом, рассказы которого наполнены светлой ностальгией, юмором и житейской мудростью. Оригинальный стиль автора воспринимается легко и с удовольствием, как будто ты уже собрался в путешествие и стоишь на пороге чудесных открытий. Хочется видеть, слышать, внимать…
Если бы книгу нужно было описать одним словом — это было бы слово «жизнеутверждающе»!

 

ОТ АВТОРА

Стоит лишь переступить порог, отправиться в путь, и мир начинает преподносить увлекательные сюжеты. В этой книге истории моей жизни и удивительных людей, встретившихся мне. 
В ней мой путь от спортсмена, бизнесмена, Деда Мороза, фотографа к писателю. Путь из Краснодара в Париж, Берлин, Сахару, Пекин, до Куала-Лумпура, на Бали и далее…
В ней юмор, жизнь, приключения, страны, люди, судьбы, мысли. В ней смех, слезы, падения и победы, осознания, мурашки, любовь и печеньки. Вперед к страницам и далее за горизонт…

Ваш Станислав Г.

 

 

* * *

Когда-то давно, в детстве, я сидел на трибунах и смотрел на игроков гандбольного клуба «Скиф», как на звёзд, думая, что попасть туда нереально. А через несколько лет упорных тренировок я стал членом этой команды, играя вместе с теми звёздами.

Когда-то я смотрел по телевизору на Ангкор-Ват и читал «Маленького принца», мечтая посетить Камбоджу и Сахару, но думая, что это нереально. А через время я прикасался к резным стенам храма Ангкор-Ват своей ладонью и, лёжа на песке в Сахаре, смотрел в ночное звёздное небо, добравшись туда без экскурсионных туров, самостоятельно, с небольшим рюкзаком на спине.

Когда-то я думал, что написать свою книгу нереально. Это удаётся лишь личностям масштаба Пушкина, Толстого, Достоевского, и вот, спустя несколько лет моего литературного ремесла, моя первая книга перед вами. Всё реально…

Гандбольный сезон

В гостиницу попали по оконной решётке через заранее открытое окно второго этажа. Часы показывали 5 утра. Светало. Я уложил тяжелую голову на подушку. Через 30 минут прозвенел будильник.Я уложил тяжелую голову на подушку. Через 30 минут прозвенел будильник. Подъём. Нас ждала самая ответственная игра в жизни (на тот момент). Я умылся, собрал форму, нащупал кроссовки, уложил всё в рюкзак. Травмированные пальцы выглядели ужасно: синие, набухшие, с засохшими потёками крови. Я туго перемотал их пластырем и отправился в путь.

Дед Мороз

Дед Мороз, Снегурочка и Захар.

модный приговор

- Настоящий джентльмен должен выглядеть безукоризненно всегда и везде!..


- Пока ты одеваешься как туземец, на тебя ни одна девушка не посмотрит....
 

— Это ж тебе уже тридцать?

Я кивнул.

— У тебя невеста есть?

Я покачал головой и почему-то начал оправдываться, испытывая ощущение, будто подвёл всю нашу родословную до четвёртого колена, — мол, пока не встретил ту единственную, с которой бы хотел связать свою жизнь.

— Да-а-а, тяжело тебе будет.


Мой дедушка (с)

ГОЛЛАНДСКИЕ ПЕЧЕНЬКИ

Голландский тур. Тот самый состав

Товарищи по команде и столу весело общались, а в голове моей крутился вопрос: «Я стандартный человек или нет? Потому как бармен сказал, что для стандартного человека норма — одно конопляное печенье, а я съел их уже четыре».

Сахара

Фес

Меня посадили на ленивого верблюда по имени Джимми Хендрикс и вручили проводнику — марокканцу, которого звали Ванна. Он был неразговорчив и совсем не понимал английского, поэтому мы ехали в молчании.

Теплый ветер приятно ласкал тело, развевая мою джеллабу, наш маленький караван, состоявший из трех верблюдов, которые везли меня одного, медленно полз среди безмолвных песков пустыни. Я ехал на верблюде, смотрел на дюны, кажущиеся бескрайними, и наслаждался тишиной, ощущая в душе спокойствие и умиротворение.

Пустыня Сахара

Рассвет в пустыне — это что-то невероятное, магическое, будоражащее сознание. Он показывает, что тепло и свет способны пробудить жизнь даже в на первый взгляд безжизненной пустыне.

парижский шарм

Кухня хостела.

Я возвращался домой, опьянённый вином и столицей Франции.

... Париж будто говорит: «Мне плевать, я буду смеяться в лицо, вытирать об тебя ноги, но ты всё равно сюда приедешь, ведь другого такого, как я, нет. Я великолепен! Я это знаю, ты это знаешь, и все это знают. Так что расслабься и просто получай удовольствие».

Дорога, виляя, вела меня к хостелу. Фонарные столбы освещали мой путь, в наушниках играла «Non, Je Ne Regrette Rien — Edit Piaf».

Париж был прекрасен.

азиатский дневник

Сотни людей выходят на улицы Лондона с табличками „Спасибо, Стас, за мир между нашими странами“. Я возвращаюсь в Россию, Сергей Лавров жмет мне руку, кивает головой, говорит: „Хорошая работа“. Потом приём у президента, государственные награды, моя фраза Владимиру Владимировичу: „Я просто выполнял свою работу“, он хлопает меня по плечу, говорит: „Мы делаем одно общее дело“.

моя камбоджа

Подумать только. Я действительно здесь. Когда-то давно, лет пятнадцать назад, я смотрел телевизор и видел там город Ангкор. Еще тогда я подумал, что хотел бы оказаться в этом месте. В то время это казалось мне недостижимым. Далекая Камбоджа представлялась чуть ли не другой планетой, до которой невозможно достать. И вот спустя годы я здесь. Добрался сюда сам, без специальных экскурсионных туров, самостоятельно, в одиночку, с небольшим рюкзаком на спине. Я это сделал».

таиланд

Тот самый закат из-за которого я опоздал на тук-тук. Самуи

Мой сосед, немец и хозяин хостела. Утренний вид с террасы. Самуи

Мой друг, чиллийский депутат - буддист, Себастьян. Краби

Куала - лупмур

Ночной Куала -Лумпур. Пожилая пара в День Святого Валентина. Самый лучший натюрморт.

Близнецы Петронас.

магический бали

Один из Балийских закатов.

Юля, Катя и я на Водопадах.

Дорога к храму.

Аудиофрагмент из рассказа МАГИЧЕСКИЙ БАЛИ. Храм Пура Бесаких. Бали

Жалею я лишь о том, что не взял координат той женщины и не могу прислать ей фотографию с надписью: «Ваш слон обрёл дом у меня на полке, он счастлив и шлёт вам солнечный привет! «From Russia with Love»

Слон Ганеша, подаренный мне швейцаркой в аэропорту.

Соседка по хостелу, испанская медсестра, Натали. Бангкок

 

 

Я сидел на полу аэропорта Бангкока у выхода на посадку, облокотившись о стену, и ожидал начала посадки. Осунувшийся, загорелый, заросший и бородатый, в хлопковых штанах с индонезийским орнаментом, с серебряными кольцами на пальцах и браслетами на руках. Рядом лежал потрепанный рюкзак и зимняя куртка в большом желтом пакете. Я пил из горла дешёвый тайский ром из бутылки, обернутой пакетом дьюти-фри, купленный на последние деньги...

 

 

... Я вспомнил, как переживал из-за незапланированного сокращения моего бюджета на путешествие, но сейчас я был благодарен судьбе за то, что случилось именно так. Ведь имей я иной бюджет, мой отпуск протекал бы иначе, и я бы не прожил те важные моменты, не осознал бы многих вещей, не познакомился бы со многими потрясающими людьми и, возможно, тогда не появился бы на свет этот «Азиатский дневник».

исключительный мир

Когда-то я думал, что написать свою книгу нереально. Это удаётся лишь личностям масштаба Пушкина, Толстого, Достоевского, и вот, спустя несколько лет моего литературного ремесла, моя первая книга перед вами. Всё реально…